Слуга народа

 
2016 год цифрами судебной статистики автор: Александр Карташов

Ежегодные данные судебной статистики красноречиво свидетельствуют о происходящих в обществе процессах. Листая отчеты, сразу понимаешь, как изменилась обстановка – стало ли жить лучше и веселей, каковы наши отношения с властью и что на самом деле происходит в экономике.

Как ни крути, легким 2016 год назвать нельзя – буду констатировать это как данность. Как и вся страна, Тверская область переживала кризис. У нас появился новый губернатор, произошла масштабная ротация исполнительной и законодательной власти. Я считаю, что нам наконец повезло: у штурвала области оказался работоспособный, невероятно грамотный и опытный менеджер, имеющий огромное количество полезных деловых связей, которые могут серьезно способствовать сдвигу экономической ситуации с мертвой точки. Сегодня это необходимо как воздух, потому что в конечном счете новые инвестиции и налоги приводят к оживлению социальных программ, меняют к лучшему самочувствие граждан и настроения в обществе.

Для нас, работников судебной системы, прошедший год был знаковым еще и потому, что состоялся Всероссийский съезд судей, на котором были рассмотрены актуальнейшие вопросы, касающиеся состояния системы, перспектив ее развития и т.д. Звучит, быть может, сухо, но вообще-то речь шла о насущном – вещах, которые затрагивают интересы каждого гражданина страны. Недаром в своем выступлении на съезде Президент РФ В. Путин особо подчеркнул: «Деятельность судов и их решения напрямую связаны с судьбами миллионов людей, с регулированием споров в самых разных областях жизни, и поэтому запросы к судебной системе, к работе судей – их моральному и нравственному облику – конечно, очень высоки». Абсолютно очевидно, что надо им соответствовать в полной мере.

Собственно говоря, этим сказано всё: граждане требуют от нас скорости, прозрачности и честности, и мы обязаны эти запросы удовлетворять. На это нацелены и новые федеральные законы, значительно повышающие степень прозрачности, эффективности, качества и гуманизма правосудия. Приведу простой пример. На протяжении последних пяти лет примерно четверть подсудимых в России освобождается от уголовной ответственности. Конечно же, речь идет о преступлениях небольшой тяжести (либо средней, если это возможно). Параллельно на 42% сократилось количество осужденных к реальному лишению свободы. Хорошо ли это? Безусловно.

Цифры говорят о разумном балансе между защитой общества от уголовных преступлений и дифференциацией мер уголовной ответственности с учетом принципа индивидуализации наказания. Само собой, убийцы, насильники, педофилы к этой группе не относятся. Очень часто мне задают вопрос: почему суд отпустил мошенника? Отвечаю: условное наказание получает лишь тот, кто на 100% возместил нанесенный ущерб и моральный вред. Есть же разница между вернувшим похищенное мошенником и пьяным за рулем, насмерть сбившим пешехода! На мой взгляд, очевидно, что второй заслуживает реального срока, потому что нанесенный вред несопоставим и утрата непоправима.

Кстати, в 2016 году вступил в силу новый федеральный закон, предусматривающий освобождение человека от уголовной ответственности взамен на новый вид наказания – наложение судебного штрафа (это касается преступлений небольшой тяжести, совершенных при особых обстоятельствах и т.д.). А вообще-то, Уголовный кодекс РФ действует с 1996 года, он претерпел массу изменений, и, по мнению судейского сообщества, пришло время для создания нового уголовного и процессуального законодательства, соответствующего нынешним реалиям. За четверть века оформились совершенно новые общественные отношения, никуда не денешься – пора.

В 2016-м Президент РФ В. Путин подписал пакет законов, регулирующих расширение сферы деятельности института суда присяжных. С 1 июня 2018 года суды присяжных будут введены во всех районных и городских судах. И это означает, что число граждан, вовлеченных в процесс осуществления правосудия, заметно вырастет. Подготовительная работа в разгаре: мы провели и продолжаем организовывать массу обучающих семинаров.

Отдельно хотелось бы остановиться на теме «электронного правосудия». Собственно говоря, это уже не будущее, а реальность. В открытом доступе публикуются абсолютно все судебные акты – каждый желающий может с ними ознакомиться в любой момент. Нормой жизни становится извещение участников процесса посредством электронной почты и SMS-сообщений. При наличии зарегистрированной электронной подписи суды принимают заявления в электронном виде.

Тверской областной суд технически готов к ведению онлайн-трансляций, если возникнет такая необходимость. Множество дел (в 2016 году – более трети от всех уголовных) рассматриваются посредством видеоконференцсвязи: больше не нужно доставлять заключенных из колоний и СИЗО в зал заседаний, чтобы обеспечивать их полноценное участие в процессе – это удобно для всех, экономит массу времени и денег. Скажу больше: мы начинаем задумываться об электронном архивировании – предстоит громадная работа, к которой трудно даже подступиться.

Есть хорошая народная мудрость: худой мир лучше всякой войны. С недавних пор в России действует закон о медиации – примирении сторон. К глубокому сожалению, вынужден констатировать, что пользоваться помощью специальных юристов – медиаторов – мешает наша российская ментальность. Беда в том, что многие судятся не ради материального результата, а для того, чтобы любой ценой победить в споре и унизить оппонента, доказав свою правоту посредством судебного акта. Таким гражданам хочется сказать: люди, будьте терпимее друг к другу! Ведь с течением времени все мы, как правило, сильно сожалеем о поступках, мотивированных голыми эмоциями. В таких ситуациях незаменимы специально обученные профессионалы, способные остудить горячие головы и предложить мир, достижимый на взаимных компромиссах! Система медиации востребована во всех цивилизованных странах, и в России на нее возлагают большие надежды. У нас в Тверской области специальное обучение прошли мировые судьи и 27 судей районных судов – вам есть к кому обратиться!

В 2016 году мы зафиксировали рост количества преступлений, совершенных детьми и подростками, на 32%! На эту цифру следует обратить особое внимание.

Я убежден, что профилактика подростковой преступности – тема, которая имеет стратегическое значение и может объединить всех, невзирая на политические взгляды, убеждения, мировоззрения и вероисповедание. Совершенно очевидно, что всеобщее безразличие в вопросах воспитания человека и гражданина равнозначно потере будущего поколения. Бытует мнение, что личность формируется до трех лет – ничего подобного, она меняется, пока живет! Именно поэтому мы, судейские, сегодня пошли к детям – в школы, чтобы рассказать, что такое суд и судебный процесс, и донести, что в цивилизованном обществе принято решать конфликты цивилизованным методом – путем обращения к юристам и в суды. И что попытки граждан самостоятельно выполнять роль «восстановителей справедливости» заканчиваются, как правило, плохо – начинаются с мелочей и заводят очень далеко!

Не могу точно сказать, отчего это происходит, но констатирую: в российском обществе как черт ладана страшатся ювенальной юстиции. И тут и там граждан призывают «не дать разрушить русскую семью». Откровенно говоря, я не совсем понимаю, о какой семье идет речь. И что вообще такое «русская (еврейская, дагестанская и т.д.) семья»? Разве не очевидно, что единого уклада вообще не существует, потому что все мы – разные! Распространенный случай из жизни: родители пьют, ребенок грязен, не посещает школу, не получает медицинской помощи, не регулярно питается и т.д. – такую семью мы будем сохранять? Не нужно убеждать меня, что нет ничего страшного в том, чтобы дать ребенку подзатыльник. Я могу рассказать много реальных историй о том, как обычные подзатыльники приводили к операциям с трепанацией черепа, если не хуже.

В связи с этим у меня вопрос: а точно стоило их давать? Кто вообще сказал, что в России будут тупо и слепо следовать зарубежному опыту, точно копируя чьи-то там технологии? Никто не мешает брать на вооружение только то, что уже отточено и обкатано и действительно послужит на пользу обществу. Да, ювенальные технологии подразумевают более частый и жесткий контроль органов опеки и попечительства. Но что в этом плохого, если родители «не в порядке» или ребенок воспитывается в неполной семье, находится в сложной жизненной ситуации, испытывает кризис общения? Разве плохо, что хотя бы отчасти его проблемы решит соцработник или психолог? Я говорю о грамотной и мягкой коррекции. К сожалению, есть у нас и горе-корректоры, от которых надо избавляться самым решительным образом. Эту работу нужно вести системно, умно, и главное – без кампанейщины.

Расскажу о некоторых интересных тенденциях, которые видим мы, судейские, анализируя внутреннюю статистику. Рассмотрим ситуацию в мировых судах. В 2016 году мировые судьи рассмотрели 82299 дел. Чем же занимались коллеги? Еще лет пять назад я говорил об очень высоком уровне закредитованности населения и бурном росте количества «долговых» дел. Очень многие брали ипотечные кредиты – на мой взгляд, абсолютно бездумно, не понимая, что по сути кредит – это покупка денег, по очень дорогой цене. По-видимому, чужой печальный опыт мало кому идет на пользу: в прошедшем году мы вновь констатируем рост таких дел – в 1,8 раза.

И еще одна показательная цифра: на 15% увеличилось число дел о взыскании платежей за услуги ЖКХ (это к вопросу о плохом качестве услуг: откуда взяться хорошему, если немалая часть граждан не считает нужным платить по счетам!). Как ни странно, в прошедшем году в мировых судах уменьшилось количество дел по взысканию заработной платы, страховых возмещений, обязательных платежей и санкций. 80% гражданских дел рассмотрено в рамках упрощенного судопроизводства – по представленным материалам, оперативно, путем вынесения судебного приказа.

Тут я сделаю одно важное отступление. Хочу обратить внимание читателей на то, что за последние пять лет в судах Тверской области неуклонно сокращаются сроки рассмотрения дел. Законодатель ограничил нас двумя месяцами, но не сделал никаких поправок относительно сложных дел, требующих множественных или длительных экспертиз. (И теперь мы вынуждены обращаться в Государственную Думу с предложением дифференцировать сроки рассмотрения дел в зависимости от их категории.) Всё, что не укладывается в установленные сроки и портит наши отчеты, – дела именно такого рода (0,23%, всего 196 дел из 82299). Стабильность судебных решений в тверских мировых судах по гражданским делам весьма высока – 99,68%.

 В 2016 году в мировых судах было окончено производством на 9% больше уголовных дел, чем в предыдущем. Рост объясняется вступлением в силу закона, карающего уголовной ответственностью повторное управление транспортным средством в состоянии алкогольного или иного опьянения. По сравнению с 2015 годом (закон действует с 1.07.2015) таких преступлений зафиксировано в 3,6 раза больше. К слову, если кто не в курсе: наказание предполагает до двух лет реального лишения свободы. Нарушение сроков рассмотрения уголовных дел в мировых судах – 0,2%, стабильность принятых решений – 98,77%.

Как ни странно, последние три года мы видим снижение общего количества административных правонарушений, в том числе – связанных с соблюдением ПДД. «Заволокиченных» дел нет – все качественные, все в работе. Стабильность судебных решений – 99,6%.

Я хотел бы обратить внимание на две серьезные проблемы, касающиеся мировых судей.

Первое. В Тверской области функционирует 83 мировых участка, и только в 20 штатным расписанием предусмотрена должность помощника судьи. В районных и областных судах такой проблемы нет – должность помощника исправно финансируется из федерального бюджета. Оплачивать работу помощника мирового судьи обязан субъект Федерации – областная казна. Этой проблеме много лет, ежегодно я говорю об этом чиновникам на встречах и совещаниях, но воз и ныне там. Будем надеяться на внимательное отношение к проблеме нового губернатора.

Второе. Посмотрите, в каких условиях работают мировые судьи в районах области. Есть даже помещения с печным отоплением и туалетом на улице. Я всегда считал, что говорить о равенстве ветвей власти можно будет тогда, когда мировой судья в глубинке окажется в тех же условиях, что и глава района. Судебная власть – власть особенная, общественная и прозрачная. К нам приходят люди. Куда? Иногда – в сарай. Это ненормально.

Идем дальше.

Районными судами Тверской области в 2016 году рассмотрено 37607 гражданских дел. На 59% уменьшилось количество споров о приватизации, на 38% – о выселении и на 33% – трудовых. В то же время мы констатируем значительный рост дел о взыскании обязательных платежей и санкций – в 5,3 раза. Очевидная черта кризиса!

И другой интересный факт: окончено производством 1174 дела по искам об оспаривании решений, действий и бездействия органов местного самоуправления и 425 дел об оспаривании действий муниципальных служащих. Речь о защите граждан от действий местных властей – представляете, какая цифра? Ужас! Это значит, что власть в упор не видит и не слышит людей, и от безысходности они идут в суд, где удовлетворяют 93% таких требований. Это еще раз доказывает, что для нас единственный показатель и критерий в любых, в том числе и такого рода, спорах – закон.

Последние пять лет в райсудах Тверской области крайне редко нарушают сроки рассмотрения дел (в 2016 г. – 0,15%). Показатель важный, поскольку любая пробуксовка вольно или невольно вызывает у участников процесса сомнения в объективности. Стабильность решений от числа рассмотренных дел составляет 98,2%, и 86% – от числа обжалованных – высокий показатель, неплохо.

На 8% уменьшилось количество уголовных дел.

Нас очень тревожит (я говорил об этом на совещании в УВД), что на 30% меньше мы стали рассматривать дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Сомневаюсь, что в этой сфере ситуация настолько изменилась к лучшему, особенно с учетом недавней ликвидации службы Госнаркоконтроля и передачи соответствующих полномочий полиции, – последняя, скорее всего, просто недорабатывает.

На 5% выросло число дел, связанных с преступлениями против жизни и здоровья граждан. Речь о драках, причинении увечий и прочей «бытовухе». На мой взгляд, всё это тесно связано с депрессией и повышенной раздражительностью людей в тяжелые для экономики времена.

65% всех уголовных дел рассмотрено в особом порядке, не требующем доказательств. Надо понимать, что больше половины людей полностью признали вину и сотрудничали со следствием в надежде на определенные преференции при назначении наказания. На 23% уменьшилось количество материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и на 32% стало больше материалов по домашнему аресту. На 9% уменьшилось число осужденных к реальному лишению свободы и на 11% – условно осужденных. На 3,6% увеличилось число граждан, совершавших преступления в составе группы.

Наибольшее количество дел об административных правонарушениях, рассмотренных в 2016 году в районных судах области, связано с нарушениями режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ. Число таких дел выросло на 50%. Следующая по распространенности категория – нарушения ПДД.

Для меня как председателя областного суда, гражданина и жителя региона очевидно, что правоохранителям пора всерьез бороться с правонарушениями в рамках Лесного кодекса: криминальный бизнес из леса давно следовало гнать. Не может не тревожить повсеместное игнорирование правил охоты и рыбалки: обещаю, мы добьемся того, что ружья и снасти у браконьеров будут конфискованы.

Напоследок, по традиции, о хорошем.

Я знаю, что тверитяне активно обсуждают судьбу знаменитой «Бастилии» (муниципального здания по ул. Брагина, в котором в советские времена располагался самый крупный тверской универмаг). Многие недоумевают, почему новый пользователь здания – Тверской областной суд – не производит ремонтных работ и не спешит поселиться по новому адресу. Готов удовлетворить любопытство неравнодушных граждан.

Напомню, что в 2014 году Тверской областной суд вошел в программу Судебного департамента при Верховном суде РФ «Комплексный и капитальный ремонт зданий судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов на 2014–2018 гг.». А сейчас нам наконец выделили средства на разработку проектно-сметной документации по выполнению ремонта в здании. В ближайшее время мы объявим конкурс. Как только получим проект, из федерального бюджета придет первый транш на ремонт – 50 миллионов рублей, и далее – по плану и графику. Я почти уверен, что к концу 2018 года мы «перережем ленточки».

Расскажу, что мы хотим сделать. В подземном этаже, скорее всего, разместятся технические службы, складские помещения и архив. Если позволит владелец – Судебный департамент РФ – организуем небольшой спортивный зал для сотрудников. Оговорюсь сразу: ничего предосудительного в этом не вижу. Однажды я побывал в одном из известных спортивных комплексов Твери и сделал вывод: не могут на соседних беговых дорожках заниматься законник и «беспредельщик» или человек, причисленный к касте «воров».

Мраморную лестницу трогать не будем. Эскалаторов в здании нет – пропали неизвестно куда, пусть с этой историей разбираются правоохранители.

Первые два этажа станут зоной общественного правосудия – на них будут располагаться залы судебных заседаний и помещения для граждан – с озеленением, хорошими удобными креслами, информационным табло, кулерами и т.д. Там же будут организованы общественная приемная, справочно-информационная служба, отдел делопроизводства и экспедиция. Вероятно, будет какой-то буфет или столовая для сотрудников и посетителей. А три верхних этажа займут служебные помещения – кабинеты судей, сотрудников аппарата. Посторонних в этой зоне не будет вообще.

В здании будут обустроены отдельная лестница и специальные лифты для доставки арестованных в залы заседаний. Само собой, помещение оснастят камерами видеонаблюдения, сигнализацией и т.д. Всё это важно с точки зрения безопасности работников суда и граждан.

Как и обещали, мы передали городу одно из зданий (Заволжского районного суда г. Твери), второе – расположенное на ул. Горького – освободим сразу после переезда. Подчеркну еще раз: работы по капитальному ремонту здания для Тверского областного суда финансируются из федерального бюджета – у меня нет собственного «кармана» и, по закону, быть не может. Уже не раз мне приходилось объяснять людям, что задержка произошла не по нашей вине. Кто виноват в том, что целый год из «Бастилии» не выезжало районное подразделение миграционной службы? Что нас просили в интересах горожан подождать с демонтажем вышек сотовой связи, расположенных на крыше? Что бывшие арендаторы побросали имущество, и нам пришлось писать письма и уговаривать его вывезти – ну не судиться же с ними суду, в конце концов! Все уже забыли, что в 2014 году к России присоединился Крым, и все ресурсы – и людские, и материальные – были срочно брошены туда? Новый субъект Федерации нужно было быстро адаптировать к российским реалиям. В Крыму не было условий, даже отдаленно напоминающих российские стандарты осуществления правосудия! А теперь – есть. И пришла наша очередь.

Беспокоит одно: откровенно говоря, я не знаю ни одной по-настоящему крепкой и мощной местной строительной компании, которой такой масштабный проект оказался бы «по зубам». Но могу с уверенностью сказать, что во всем, что касается достижения результата (не ради себя – для своего коллектива!), я становлюсь человеком жестким. На самотёк эта стройка пущена не будет. Я хочу добиться того, чтобы каждый человек, вошедший в новое здание Тверского областного суда, ощущал, что попал во властное учреждение, со всеми приличествующими этому статусу атрибутами. И испытывал трепет и уважение – не к персоналиям, а к институту!

Очень надеюсь, что совсем скоро неологизм «Бастилия» уйдет из лексикона тверитян. Исчезнут серость, обреченность и давящая «казёнщина» – и внешний вид, и внутреннее обустройство здания перестанут вызывать эту печальную ассоциацию.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий