Город

 
Автомобиль, птица-тройка или Хромая лошадь автор: Андрей Барковский

Автомобиль

Прежде чем развивать любую систему, необходимо понять – способна ли она к развитию или саморазвитию, предсказуема ли она, управляема ли, воспринимает ли внешнее воздействие, какова ее степень самоорганизации. Участие в рабочей группе по стратегии развития города заставило подготовить доклад и, соответственно, задуматься над темой «Город Тверь как система». Дабы избежать излишнего и ненужного наукообразия в столь широком вопросе пришлось прибегнуть к уже высказанной ранее метафоре автомобиля.

Наш город как система находится в постоянном соревновании с иными территориальными образованиями в борьбе за налогоплательщика. Конкурирует всё: климат, экологическое благополучие, качество жилья и среды проживания, транспортная инфраструктура, условия для работы и ведения бизнеса, качество предоставляемых медицинских, образовательных и развлекательных услуг и т.д. и т.п. Всё это называется качеством жизни. И у городской власти нет и не должно быть иных задач, кроме как каждодневное улучшение этого самого качества жизни. Город, как хороший автомобиль, должен быть красив, безопасен, экологичен, экономичен, комфортен и легок в управлении. Но куда едет наш автомобиль? И едет ли? Или неуправляемо катится под горку?

Город – это не только федеральные, региональные, культурные, национальные, исторические, личностные проблемы. В абсолютно широком смысле слова это и сгусток ноосферы, но закон (а с ним не поспоришь) определяет город как наложенные друг на друга социально-экономическую и инженерную инфраструктуры, всего лишь... Каждая из которых состоит в свою очередь из нескольких слоев – таких, как образовательный, транспортный, торговый, рекреационный, производственный и пр. Управляемость слоя идеальна, когда трамвай должен прийти на остановку в 11.15 – и он приходит в 11.15, должен ехать до конечной 33 минуты – и он едет 33 минуты. Несложно догадаться, что управляемость всех слоев нашего механизма далека от идеала.

Но если сам город – это автомобиль, то горожане в лице своих представителей – это владельцы данного транспортного средства, а горадминистрация – водитель и работник станции техобслуживания в одном лице. Это три взаимозависимые подсистемы, части системы под названием «городское поселение Тверь». По аналогии с автовладельцем, у жителей города в лице своих избранников есть не только права, но и обязанности по содержанию своего города в исправном состоянии. Они определены законом как вопросы местного значения и пока даже не структурированы. Я взял на себя такую смелость.

Права:

1. формирование, утверждение, исполнение бюджета и контроль за исполнением данного бюджета;

2. установление, изменение и отмена местных налогов и сборов;

3. владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности.

Обязанности:

1. организация в границах городского округа электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом;

2. содержание и строительство автомобильных дорог общего пользования, мостов и иных транспортных инженерных сооружений...;

3. обеспечение малоимущих граждан и нуждающихся в улучшении жилищных условий...;

4. создание условий для предоставления транспортных услуг...;

5. участие в предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций...;

6. организация охраны общественного порядка...;

7. обеспечение первичных мер пожарной безопасности...;

8. организация мероприятий по охране окружающей среды...;

9. организация и осуществление экологического контроля...;

10. организация предоставления общедоступного и бесплатного начального общего, основного общего, среднего (полного) общего...;

11. организация оказания на территории городского поселения медицинской помощи...;

12. создание условий для обеспечения жителей городского поселения услугами связи, общественного питания, торговли и бытового обслуживания;

13. организация библиотечного обслуживания населения;

14. создание условий для организации досуга и обеспечения жителей городского поселения услугами организаций культуры;

15. охрана и сохранение объектов культурного наследия...;

16. обеспечение условий для развития на территории городского поселения массовой физической культуры и спорта;

17. создание условий для массового отдыха...;

18. опека и попечительство;

19. формирование и содержание муниципального архива;

20. организация ритуальных услуг и содержание мест захоронения;

21. организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов;

22. организация благоустройства и озеленения...;

23. планирование застройки...;

24. организация освещения улиц и установки указателей с названиями улиц и номерами домов.

Несложно заметить, что прав гораздо меньше, чем обязанностей. И несложно заметить, что обязанности исполняются из рук вон плохо. На твердую «тройку» тянет только двенадцатый вопрос. Мы не обслуживаем свой автомобиль в должной мере, чтобы его эксплуатировать. Беглый анализ всех вопросов говорит о том, что ехать куда-либо на этом транспортном средстве нельзя. Кредит с дебитом в этом балансе не сходятся. Поэтому надо либо честно называть себя банкротом, либо пересматривать структуру баланса. Фактически эти права и обязанности повторяют статьи доходов и расходов городского бюджета.

Я прекрасно понимаю, что «денег нет». Но у каждого из нас есть такой знакомый, который говорит, что «сейчас у него денег нет» и из экономии средств он вовремя не меняет в своем авто масло, ездит на лысой резине и пустом баке, ремонтирует жестянку только после появления ржавых дыр, шаровые меняет, только когда колесо отвалится. Все мы крутим пальцем у виска, убеждаем его, что так в разы дороже, но при этом со своим городом ведем себя так же. Может, потому, что не считаем его своим?

Содержание нашего (и не только нашего) города с каждым днем становится дороже. Растет уровень потребления населения – растет нагрузка на городскую инфраструктуру. Мусор, потребляемая энергия, транспорт, информация и развлечения – всё растет. И когда говорят, что «нельзя решать проблемы за счет населения», то это демагогия. А за чей счет вы собираетесь содержать свой подорожавший автомобиль? Другой вопрос, что поднимать налоговую и тарифную нагрузку, не подняв в разы эффективность использования имеющихся средств, глупо и несправедливо, посему это никогда и никем не будет поддержано. Это то же самое, как давать еще больше денег двум автослесарям, один из которых пьет беспробудно, а другой не может отличить трамблер от стартера.

Кроме эффективности использования средств нужно четко представлять себе их минимальную достаточность. Кто-нибудь знает, сколько нам надо денег? Не с потолка, а обоснованно, до копейки. Я боюсь, что мы, как Шура Балаганов, затруднимся ответить на вопрос Остапа Ибрагимовича: «Сколько вам надо для счастья?». В лучшем случае – ответим вопросом на вопрос: «А сколько дашь?».

Нашему автомобилю необходима качественная диагностика. Нам необходимо определить минимальные стандарты услуг (транспортные, ЖКХ, образовательные, медицинские и пр.), которые возможно обеспечить сейчас и от которых можно отталкиваться в движении к требуемым, а потом и к желаемым. Так же как и стандарты содержания городского хозяйства и имущества, в т.ч. и объектов инфраструктуры, находящихся в ведении третьих лиц. И необходимо жестко контролировать их содержание. Параллельно необходимо сконцентрироваться на переводе части вопросов местного значения из расходных в доходные. В обозримой перспективе это транспорт, инженерное обеспечение, содержание мест захоронения, утилизация отходов. И только после того как выжат максимум из имеющихся ресурсов, необходимо увеличивать налоговую и тарифную нагрузку.

Но если метафорой города можно считать автомобиль, то метафорой горадминистрации можно считать водителя. И посему, собираясь в дальний светлый путь, необходимо оценить надежность, управляемость и ходовые качества не только транспортного средства, но и состояние здоровья водителя. И если трезво оценить состояние его здоровья, то там тоже всё не идеально.

Для начала надо перестать делать глупости. Т.е. жечь деньги за наши же деньги. Не надо ремонтировать фасады без ремонта отливов, карнизов и кровли. Ремонтировать кровлю надо не ради ремонта, а ради ликвидации причин протечек, не надо засыпать ливневую канализацию и газоны грязепесчаной смесью. Кстати, тотальная замена асфальтобетонного покрытия вместо латания дыр без усиления основания дороги – по результатам ничем не отличается от латания дыр.

Но на справедливую критику любой муниципальный руководитель всегда ответит, что планирование, выделение, конкурсное распределение, договорная компания бюджетных средств выстроены таким образом, что раньше октября к подрядчику деньги на ремонт дорог, фасадов и сетей не придут. Соответственно, все эти деньги будут закатаны под снег. Если, конечно, умные люди не решат, что разумнее эти деньги поделить, чем просто выбросить. И по-своему будут правы.

А тем временем мы спорим – двигать ли на час летнее время для повышения удоя... Двигать надо бюджетное планирование от Светлого Рождества Христова, к которому оно (планирование) не имеет ни малейшего отношения. Если  еще припомнить противоречивость федеральных актов, требующих от муниципального руководителя одновременно управлять городской инфраструктурой и не сметь вмешиваться в хозяйственную деятельность естественных и абсурдных монополий, то уже и не ругать его надо, а пожалеть.

Вся система в стране выстроена под потенциального вора. Доверить руководителю принять финансовое решение стоимостью более ста тысяч рублей – не позволяет 94-й ФЗ. Но при этом доверить судье (а это тоже человек) жизни других людей можно. Где логика? Причем с судьи в силу его неприкосновенности спросить невозможно, а с руководителя – проверяй и спрашивай сколько хочешь. На одной чаше – жизни, на другой – деньги. Что ценнее? А как, спаси Господи, воевать? Так же? Месяц на рекогносцировку, месяц конкурса на лучшую часть, месяц на развертывание, месяц на атаку. Есть сомнения в победе... А мы и город, и страна, находимся в состоянии жесточайшего экономического противостояния, почти войны. Подчиняющаяся дикому инстинкту нахапать и сожрать побольше действующая экономическая модель мира просто сметет с лица Земли проигравшие в этом противостоянии народы.

Птица-тройка или Хромая лошадь

Действующая ныне система управления страной насквозь противоречива. Она не может быть слегка демократичной и немного деспотичной одновременно, несмотря на все рассказы о своеобразии и разнообразии русского пути – мы чуть-чуть Китай и чуть Европа. Как только этот самый путь приводил нас к смешению первого и второго (деспотии с демократией), результатом была смута, гражданская война в разных формах и развал государства. Поэтому, господа, надо определиться – либо туда, либо отсюда, а то вот это «туда-сюда» не только раздражает очень, но и пугает своими последствиями.

Не могут приводные ремни системы (суд, прокуратура, силовые структуры) одновременно эффективно (честно, добросовестно и независимо) выполнять в рамках закона свою работу, но при этом выполнять неформальные распоряжения не оговоренного круга лиц. Подчеркну – не оговоренного. На ком заканчивается этот круг – на президенте, премьере, губернаторе, на ком? Существовавшая в советские времена номенклатурная иерархия четко оговаривала этот круг лиц «неформального влияния», что сохраняло беспрекословную управляемость системы.

Мы же имеем ситуацию, когда лицо, пытающееся оказать влияние, и лицо, его воспринимающее, определяют сами степень взаимного влияния по принципу «ты меня уважаешь?». Что приводит к появлению массы новых самоконтролируемых подцентров влияния внутри системы, влияющих на работу ее приводных ремней.

Возвращаясь к аналогии с автомобилем несложно представить, что с ним произойдет на повороте, если в работу ABS и ESP вмешаются не предусмотренные конструкцией датчики. Аналогичные примеры противоречивости управленческих установок можно привести везде – в строительстве, медицине, транспорте, образовании, коммунальном хозяйстве. Любой работающий и думающий человек накидает десятки примеров системных противоречий в своей отрасли деятельности. А там, где они есть, говорить об управляемости нет смысла, можно только ее имитировать, подыгрывая гневающемуся начальнику.

Ранее уже доводилось подробно доказывать теорему: коррупция – становой хребет «управляемой демократии» в России. Каждый – хоть чуть-чуть да вор, и предприниматель, и преподаватель, и министр, и оппозиционер, и врач, и... Не обижайтесь – все. Если не берешь, то даешь, если не даешь, то близкий родственник либо дает, либо берет, либо не вовремя платит. Взять за вымя в агентурную разработку можно каждого, а следовательно – и управлять можно каждым. Но управляемость каждого и управляемость страны – это две большие разницы! И страна от этого не становится более управляемой. Просто из жидкого состояния, когда всё в ней то бурлило, то бултыхало, то проливалось, то смешивалось и по определению было неуправляемо, она перешла в коллоидное состояние, создающее иллюзию целостности и вызывающее ассоциацию болота. В этом болоте вязнет и тонет всё – и решения, и деньги, и люди.

Но кроме первой беды – невозможности этим болотом управлять – выплывает беда вторая – невозможность что-либо в этом болоте понять и увидеть, ввиду отсутствия обратной связи. Что лишает нас шанса на здравые управленческие решения, а следовательно – и надежд на изменения к лучшему. Подтверждение тому – решения об излечении Москвы методом приклеивания к ней зеленого юго-западного горба, налоговый геноцид малого бизнеса и прочие «умности»...

Я здесь даже не пытаюсь обсуждать мораль или разумность принимаемых управленческих решений. Я говорю об их родовой безрезультатности. Глупость и непорядочность – это не генетические свойства наших руководителей, это родовая травма построенной в России системы управления страной. Руководители наши – это царь и боженька в одном лице. Они гневаются, топают ножками, кого-то наказывают, кому-то помогают, кого-то милуют. И мы их просим о том же – кому-то помочь, кого-то наказать. А связи между нами, кроме телемоста, никакой нет. Они там сами по себе – «вот вам международное положение», и мы тут сами по себе.

Приводной ремень избирательной связи между нами внизу и ними наверху крутится не двумя (верхним и нижним) шкивами, а вставленными между ними шестеренками средств массовой информации и избирательной практики. В итоге: и мы неуправляемы (точнее – не направляемы в нужном и эффективном направлении движения вперед), и они обратной связи с нами не имеют.

Вспомните доклады наших генсеков. Ужасно скучно – столько-то тонн, квадратных метров, голов, штук, пар, гектаров и т.д. Сейчас всё в миллиардах и триллионах – столько-то на оборонку, на спорт, на медицину, на сельское хозяйство, на науку и образование. А мне почему-то хочется, как раньше, – узнать, сколько будет в метрах квадратных построено лечебных, образовательных и спортивных сооружений, сколько боевых машин и кораблей, один или флотилия? Мысль и действия исполнительной власти на перспективу эффективно работают только в одном направлении – как освоить выделяемые средства. Не сделать, не заработать, не создать другим условия для успешной работы, а освоить! При этом неважно – честно, но бездарно потратить или талантливо, но бессовестно пильнуть, результат для страны один и тот же – ни денег, ни результата. Не освоишь – накажут точно, а своруешь – может, и не заметят.

Самое смешное – посадки и внешнее усиление борьбы с коррупцией лишь усилили активность коррупционного рынка. Расценки поползли вверх, посему проблемы надо решать сегодня, а то завтра будет еще дороже, поэтому надо спешить. Как результат – чем дальше, тем больше наглость и масштабы коррупционных схем.

В итоге – как на уровне страны, так и на уровне города – мы имеем сложную, при этом плохо организованную систему вместо саморазвивающейся; вероятностную, плохо предсказуемую; закрытую, а не открытую; статическую, а не динамическую. И на сегодняшнем этапе разговоры о стратегии развития 2020-го (30-го, 40-го, 50-го и т.д.) без последовательного плана реконструкции этой системы, видимо, бессмысленны. Шансов – не то чтобы догнать, даже шансов не отстать – у этого автомобиля нет.

Вариантов реконструкции этой системы всего три: сверху, по инициативе президента; изнутри, консолидированной частью существующих элит или снизу, самими избирателями, что в нынешних условиях фактически равнозначно революции, пусть даже вербной, коли Пасха. Судя по тому, что принародно начали журить правительство, мысль о недостаточной управляемости посетила и более высокие умы.

Казалось бы, у страны есть всё для победы в этом ралли – популярный и известный гонщик, и бак полон дорогого бензина, и резина не лысая, и даже подушка безопасности есть. А машина не заводится. Тарахтит, а не едет. Уж и стекла протерли, и дворники поменяли, а она не едет. Просто ремень газораспределительного механизма выкинули за ненадобностью – мол, нечего клапанам всяким учить колеса, куда им ехать. Вот и не заводится, и не заведется, и не поедет. Остается только вылезти из нее, впрячься в буксировочный трос и тащить ее вперед, изображая из себя птицу-тройку. Или совсем никудышный вариант – встать сзади и стегать ее как следует – авось, и тронется, но это будет даже не Хромая лошадь...

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК