Город

 
Генплан Твери
Бланк договора
автор: Андрей Барковский

Судьба так распорядилась, что с середины апреля 2012 года я занимаюсь проектом генерального плана города Твери. Срок незначительный для нормального хода такой ответственной работы. Но если принять во внимание время «Ч» - конец 2012 года, после которого юридические и финансовые последствия отсутствия генплана, соответствующего действующему градостроительному законодательству, станут для города весьма ощутимы и неприятны, то у нас нет возможности спокойно работать над проблемой полтора-два года, и посему уже наступило время объясниться с согражданами. 

 

Если на генеральном плане появился мост, то это не означает, что его начнут строить завтра, но под строительство моста будет зарезервирована территория, и данное обстоятельство не позволит слишком ретивому застройщику воткнуть на ней высотку с панорамным видом на Волгу.

 

Сразу хотелось бы сказать о том, что генеральный план городского поселения (коим является Тверь) - это не тот документ, на котором можно будет увидеть новые дорожки и деревья родного двора, даже новых зданий на нем вы не увидите. Градостроительный кодекс РФ определяет генплан как документ территориального планирования, определяющий назначение и функциональное зонирование городских территорий на ближайшие 25 лет. Результатом появления которого является создание правового поля для осуществления градостроительной деятельности на территории нашего города, т.е. где, что, кому, на каких условиях, в каком объеме и виде можно строить.

Одновременно этот документ должен определить месторасположение основных артерий и узлов городского организма, необходимых для его здоровой жизни. Как-то - магистральные улицы, мосты, путепроводы, основные городские инженерные магистрали и сооружения, предприятия и учреждения социального обслуживания населения, управления. А если возникнет необходимость в размещении на территории нашего города объектов, имеющих областное или федеральное значение, то найти место и для них. Но опять же подчеркну - найти место, а не деньги.

Если на генеральном плане появился мост, то это не означает, что его начнут строить завтра, но под строительство моста будет зарезервирована территория, и данное обстоятельство не позволит слишком ретивому застройщику воткнуть на ней высотку с панорамным видом на Волгу и перекрыть перспективу развития и совершенствования транспортной инфраструктуры нашего города для наших детей или для нас, если мы невзначай завтра разбогатеем. Генплан - не столько документ развития, сколько документ разумного самоограничения, без которого невозможно осознанное развитие. Это та программа-минимум, которую определяет для формального утверждения генерального плана действующее российское законодательство.

Помимо задач, определенных Градостроительным кодексом, генплан города должен учитывать интересы собственно самих горожан: город должен быть удобным, красивым, привлекательным для инвестиций и, как следствие, динамично и одновременно гармонично развивающимся, сохраняющим при этом свои лицо и историю. Таковы были исходные позиции, «линия атаки», ставшие основой для создания нового генерального плана города Твери.

До этого в атаку ходила питерская команда института урбанистки, но прошедший публичные слушания и почти что готовый генплан, разработанный питерцами, застрял в 2008 году при утверждении в администрации области и канул в Лету. К питерскому проекту были вполне обоснованные претензии - увеличение территории города чуть ли не вдвое. С одной стороны, это давало возможность обеспечить городу резерв развития, а с другой - резерв был настолько велик, что в результате реализации данного генплана город расползся бы настолько, что превратился бы в конгломерат слабо связанных между собой территорий с крайне неэффективной и дорогостоящей транспортной и инженерной инфраструктурой.

Транспортную проблему предполагалось решать за счет создания в городе радиально-кольцевой схемы. Основная ставка делалась на многоэтажную застройку. В итоге проект завернули, а за это время все соседние муниципальные образования - сельские поседения Калининского района - приняли свои генеральные планы, вовсе не предусматривающие отчуждение своих территорий в пользу Твери, и питерский генплан просто перестал быть актуальным с юридической точки зрения.

После этого на штурм генплана поднялась московская команда под руководством тогдашнего главного архитектора нашего города И.А. Колесникова. Команда декларировала бесспорно разумные идеи - город должен быть компактным, удобным не столько для автомобилистов, сколько для пешеходов, зоны рекреации необходимо увеличить и застраивать в исключительных случаях, вредность предприятий снижать. Но все эти разумные идеи не совсем хорошо прочитывались на самих проектных схемах, порой даже вступали в противоречие с предлагаемыми проектными решениями.

Так, например, предлагалось застроить рекреационную зону вокруг Неопалимой Купины в Затверечье и др. Все противоречия можно было бы списать на недостаточность проработки и вживания в тему иногородних градостроителей и устранить при дальнейшей работе, но была и главная претензия. Обращаясь к сухой демографической статистике, авторы генплана сделали вывод об умирании города. Исходя из этого и разработали стратегию его территориального планирования, с чем категорически не согласилось новое руководство области с последовавшими оргвыводами - главный архитектор города отправлен в отставку, команда разработчиков заменена.

Проблема генплана, разработанного командой И.А. Колесникова, не в том, что больному сказали, что он умрет, и он обиделся на доктора. Проблема в том, что доктор забыл о том, что медицина развивается, и что лет через пять вполне может появиться отсутствующее ныне спасительное лекарство, а больному по совету врача уже сделали инъекцию эвтаназии. Доктор был честен, но нарушил клятву Гиппократа. Клятва Гиппократа для градостроителя и архитектора состоит в том, что он всегда должен верить в то, что наши потомки будут разумнее и честнее нас, и он должен оставить им шанс, а точнее - многовариантность шансов для развития и переустройства окружающего их мира.

Я понимаю, что текущее развитие человечества не подтверждает мою идеалистическую тезу, но линия развития не задается двумя точками, это куда более сложная кривая, кстати, так же как и демографическая. А если спуститься с небес на грешную землю, то можно увидеть, что ее территория не терпит пустоты. И если мы не разовьем и не заполним сами свою территорию, то ее заполнят другие. В итоге - территориальное и демографическое развитие нашего города неизбежно.

Так что нужно сделать для того, чтобы развитием нашей территории не занялся кто-то другой вместо нас? Для начала мы должны стать богаче и здоровее. Лишь специфическая часть нашего народа готова плодиться в бедности и болезни. Анализ градостроительной ситуации, проводившийся до нас двумя предыдущими командами, остался актуальным и поныне, не считая ряда сократившихся или исчезнувших санитарно-защитных зон предприятий. Он подтверждает тот факт, что транспортная структура нашего города крайне неэффективна, зоны рекреаций и реки отрезаны от своего главного потребителя - пешехода, городская ткань крайне рыхлая, жилые зоны перемежаются с промышленными и коммунально-складскими территориями, инженерная инфраструктура не развита и едва тянет существующие нагрузки, не говоря уже о каком-либо развитии.

Нет смысла говорить о проблемах ЖКХ - не потому, что их нет, а лишь потому, что это вопрос содержания территорий, а не их планирования. В целом, исходных параметров, способствующих росту богатства и укреплению здоровья людей, живущих в Твери, что является основным условием для развития города, на сегодняшний день крайне мало.

После проведения анализа встает проблема методологии работы. Классический градостроитель всегда предполагает, что неразумные власти, строители, проектировщики и сами горожане в конечном итоге испортят его гениальный замысел. Мы же исходили из той посылки, что совместная жизнь полумиллиона даже самых законченных идиотов в миллион раз сложнее и, в конечном итоге, умнее самого гениального замысла самого гениального градостроителя.

Градостроителю необходимо не только парить над городом, что сейчас несложно делать, пользуясь программой Планета Гугл, но и спуститься на городские улицы, вжиться в проблемы города. Перестать воспринимать его граждан как неразумных детей, хотя их есть и к чему приучить, и за что пожурить. В каждом городе существует своя внутренняя логика развития, и если не пытаться ее ломать, а просто довести до логического завершения, то это сведет к минимуму естественное сопротивление городской ткани внешнему вторжению. Подобный подход «нереволюционного» переустройства города сводит риски ошибок к минимуму, а возможность их исправления - к максимуму.

Исходя из этой логики планировочный и транспортный каркас города нуждается не в новой трассировке улиц, а в своем логичном завершении, т.е. в реконструкции и продлении существующих улиц, в объединении их в единую совместно работающую сеть через свободные территории и свободные коридоры, прилегающие к существующим железным дорогам. Данная сеть должна быть не фрагментарно-лучевая, как ныне, не радиально-кольцевая, как в питерском варианте, не завязанная на одну линейную ось, как в московском, а периметрально-квартальная, с четкой иерархией улиц - от магистралей непрерывного движения до магистралей и улиц городского, районного и местного значения.

Аналогично город нуждается не столько в создании новых зеленых пространств, сколько в открытии и расчистке для пешеходов уже существующих, а следовательно, в прокладке как внутри них самих, так и между ними пешеходных и велосипедных маршрутов, создающих единый экологический и пешеходный каркас города.

В этот каркас активно вписываются и такие возрождаемые градостроительные узлы, как Спасо-Преображенский собор с колокольней и площадью, способствующий превращению Старого волжского моста в пешеходный, объединяя мост в единый комплекс с набережной Афанасия Никитина и тем самым создавая туристическое сердце Твери (в любом приличном европейском городе есть пешеходный мост).

Функции Старого моста предполагается передать новому мосту в створе улицы Благоева, выходящему на другом берегу на Краснофлотскую набережную и набережную реки Тьмаки. Конечно, строительство нового моста - перспектива не сегодняшнего дня. Но неизбежная проблема реконструкции хрущевок через двадцать лет станет ой как актуальна, тогда и появится возможность для маневра и создания транспортной развязки в этом непростом узле. Будет ли возрожден здесь храм - вопрос пока открытый, но вот возродить название, дав мосту имя Филиппоапостольский, можно точно.

Вряд ли город нуждается в кардинальном изменении облика уже сложившихся районов (в отличие от их качества!). Если в городе существуют целые массивы малоэтажной застройки, и они активно застраиваются, то это значит, что неразумные граждане голосуют рублем за их сохранение. Одновременно они же активно продают земельные участки с домами в этих же районах вдоль магистралей, голосуя при этом рублем за создание здесь общественных и коммерческих зон. Надо просто увидеть эти и им подобные тенденции и отразить их в генплане. Поэтому в северо-восточном направлении Дальнего Затверечья логичнее оставить исторически сложившееся развитие многоэтажной застройки, в южном направлении - многоэтажной и общественно-коммерческой. Новые территории осваивать в развивающейся сетке уже сложившихся улиц, заполняя пустоты-вмятины в теле города.

Но этот «нереволюционный подход» вовсе не означает санацию и консервацию тех проблем, которые стоят и встают перед городом.

Логика развития говорит о том, что через десять лет мы однозначно выйдем с нынешних 250 автомобилей на тысячу жителей к среднеевропейским 350. А это значит, что для того чтобы (как минимум) сохранить далеко не идеальную ситуацию на тверских мостах, нам нужен еще один северный тверецкий мост, проходящий меду ТЗЦ и Киселево, и два дополнительных волжских - один в районе железнодорожного моста (мы позволили себе назвать его Николаевским, в память о былом названии железной дороги) и второй перед Старой и Новой Константиновкой (отсюда его название - Константиновский).

Все мосты должны быть завязаны между собой городской магистралью непрерывного движения, которая защищает центр города от транзитного и промышленного транспорта, распределяя его по примыкающим к ней промзонам. Одновременно необходимо расчистить чересполосицу жилых и производственных территорий, концентрируя их в промышленных зонах, что даст возможность уплотнить ткань города, максимально ее благоустроить и повысить степень комфортности городской среды, ее экологическую безопасность.

Есть и внешние факторы, которые должны быть учтены в генплане. Это и строительство платной автомобильной дороги, съезды с которой превращают Тверь в межрегиональный транспортный узел, и неизбежное развитие гражданской авиации как следствие лавинообразно растущего потока авиаперевозок, и строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали, и активное промышленное развитие примыкающих к Твери территорий Бурашевского сельского поселения. Ответы на все эти вопросы мы попытались максимально отразить в новом проектном решении.

Точки роста города создают в конечном итоге люди с головой и руками. В генплане их, к сожалению, не нарисуешь. Но предложить территории можно. Так мы сохраняем идею предыдущих разработчиков о создании крупного образовательного центра в Заволжье. На территории за Дорошихой, между Волгой и сложившимся крупным медицинским центром, предлагаем развивать малоэтажные офисы, жилье и опытные производства инновационных предприятий, тактично вписывая их в ландшафт, дав им рабочее название «Гаражи Джобса и Гейтса». Ведь именно на стыке различных видов знания и возникают прорывные технологии сегодняшнего дня.

При создании генплана я как архитектор не мог и не имел права не помнить об образе города. Наш город сейчас лишен въездов. То, что мы сейчас имеем, - это не парадная, а подъезд многоэтажки без домофона. Мы постарались обозначить основные въезды в город высотными акцентами, оформить их общественной застройкой, а не пустырями с «промкой» и «коммуналкой». Сделали попытку вернуть городу его главную улицу - Волгу, привести на набережные пешеходов, максимально расчистив их от промышленных и коммунальных территорий. Для чего вовсе не обязательно забирать их в гранит.

То же самое можно сказать о берегах Тверцы и Тьмаки. Есть масса уже опробованных экономичных способов реабилитации подобных территорий. Достаточно провести освещение, деревянные мостки, оформить и содержать экологические тропы, и сюда придут пешеход и велосипедист, а зимою - лыжник, а вместе с ними - жизнь.

Теперь несколько слов о нашем историческом наследии. Наш генплан полностью сохраняет и местами воссоздает утраченную историческую планировочную структуру центра Твери, пожалуй, самую ценную часть ее архитектурного наследия. Одновременно в рамках этой же задачи, но силами специализированной организации разрабатывается проект охранных зон памятников истории и культуры Твери. Результатом данной работы будет четкий градостроительный регламент работы на территориях, примыкающих к историческим памятникам.

Конечно, реализация генплана во многом зависит от экономической ситуации в стране, в области, в нашем городе. Но если доказать на уровне Федерации, что Николаевский мост является столь необходимым дублером Мигаловского моста на случай возникновения чрезвычайной ситуации, если обосновать то, что Константиновский мост даст толчок развитию межрегиональных связей юго-запада и севера России, то их перспектива становится уже не столь туманной.

Если настойчиво кричать, что северный тверецкий мост - это единственная возможность спасти тончайшую транспортную сеть исторической части Ближнего Затверечья от транзитного транспорта, устремляющегося к северному обходу города платной автотрассой, то и тут можно деньжонок выклянчить. Так как деньги с трассы будем собирать не мы, а проблемы огребать - мы. Я бы и посудился.

А если лет за пять до начала ремонта Восточного моста городские и областные власти поработали бы над созданием концессионного предприятия и строительством платного Филиппоапостольского моста (или другого), то он уже сейчас был бы построен и начал бы отрабатывать вложенные деньги, а чем быстрее он их отработал бы, тем быстрее перешел бы в собственность города. И матерящихся автомобилистов в пробке на Восточном мосту при виде одинокого экскаватора, лениво ковыряющего асфальт, согласно Трудовому кодексу, исключительно в рабочее время, было бы меньше. Хотя по транспортной схеме разумнее было бы сделать его бесплатным, а деньги собирать на Новом волжском мосту. Для всего этого нужно просто желание и умение решать проблемы, которые для начала надо научиться видеть. Надеюсь, что наша работа этому хоть как-то поможет.

И в завершение. В идеале, генеральный план - это общественный договор граждан об их совместном проживании в будущем на территории данного города. Для общественного договора необходимо активно и эффективно работающее гражданское общество. Причем работающее постоянно. Поэтому и генеральный план - это не застывший документ, а сформированный и заполненный в электронном виде бланк договора, конкретное содержание которого корректируется и дополняется постоянно. Это не завершение работы, а только первый ее шаг.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий