Налоговый инспектор

 
Какие изменения в налогообложении могут отвечать чаяниям современного общества? автор: Андрей Федоров
За последние десять лет численность «среднего класса» выросла настолько, что именно интересы этой социальной группы начинают превалировать в современной политической жизни общества. При этом ряд исследователей отмечает, что народившийся «средний класс» в России на современном этапе отличается не только недоверием к властям, спросом на правовое государство и неприятие коррупции или сочувствие к нуждающимся, но и растущей потребностью к гражданской самоорганизации.
Может ли эта растущая самоорганизация, да и другие стремления «среднего класса» находить свое воплощение в публичной сфере налогообложения?
 
Бороться с «фирмами-однодневками» необходимо в первую очередь через НДС, а уже потом через закон о госрегистрации юридических лиц, административный или уголовный кодекс.
 

Думаю, да.

Спрос на правовое государство должен обеспечиваться через неукоснительное соблюдение принятых обществом базовых принципов налоговой политики.

Гражданская самоорганизация, сочувствие к нуждающимся и другие ценности, выдвигаемые на первый план именно «средним классом», могут находить свое воплощение в участии (прямом или косвенном) в контроле за уплатой или целевым поступлением налогов.

Неприятие коррупции может и не имеет прямого своего отражения в налогообложении, но ведь несомненно, что изменение умонастроений положительно скажется и на отношении к уплате налогов. Хочу отметить, что я являюсь сторонником Патриарха Кирилла, который, говоря о коррупции, отметил, что «ничего у нас хорошего не будет, пока мы действительно не изменим свое умонастроение», пока «мы не научимся любить и уважать друг друга».

Но вернемся к налогообложению. 

На мой взгляд, следующие базовые принципы налоговой политики отвечают чаяниям «среднего класса», так как соответствуют понятию правового государства в области налогового права.

Первой из них всё-таки должна быть установка на недопустимость резких изменений налогового законодательства.

Отмечено, что налогоплательщики очень болезненно реагируют на резкое увеличение налоговой нагрузки. Это и понятно. Экономический инвестиционный цикл большинства из них исчисляется годами. Порой более десяти лет требуется для реализации того или иного инвестиционного проекта. А резкие изменения налогов, одной из основных статей «затрат» на производство, ведут к паническим настроениям среди предпринимателей.

Если же смотреть с точки зрения развития умонастроений, то очевидно, что резкие изменения ставок или налоговой нагрузки, что может проявляться в административных требованиях, рушат кропотливую работу по привитию предпринимательской среде понятий о необходимости, неизбежности и безболезненности уплаты налогов, работу по формированию обычаев делового оборота, когда не платить налоги становится стыдно, а уплата налогов воспринимается как первый осязаемый признак, показывающий любовь к Родине.

Могу отметить, что на формирование новых общественных отношений тратятся годы кропотливой работы целой системы, и не стоит их разрушать резкими движениями. Как показывает практика, резкие изменения налоговой нагрузки ведут к росту цинизма у представителей крупного бизнеса, а в сфере мелкого и среднего предпринимательства укрепляется мировоззрение, базирующееся на правовом нигилизме. А это прямой путь к деградации.

Поэтому изменения налогового законодательства должны быть постепенными, планируемыми на годы вперед и, в обязательном порядке, опирающимися на прогрессивные развивающиеся общественные отношениях (это, пожалуй, даже более важно).

Другим важным принципом, на мой взгляд, является принцип недопущения шагов по изменению законодательства, тактически выгодных тому или другому слою бизнеса, а стратегически не соответствующих ни логике налога, ни интересам государства.

Задача государства – обеспечить наиболее эффективный сбор налога с минимальными (в том числе и финансовыми) затратами, несмотря на желания отдельных групп любой ценой получить для себя сиюминутные максимальные преференции. В противном случае неизбежно вырисовывается система уплаты налогов, ведущая к неполноте уплаты (сбора) налога, а хуже того – к схемам по уклонению от его уплаты. Это благодатная почва для процветания различного рода жуликов, с одной стороны, и правового нигилизма в остальной предпринимательской среде, с другой, т.е. государство теряет трижды: первый раз – от небывалых преференций для одних, второй раз – от воровства других и третий раз – от неуплаты налогов всеми остальными.

Попробую проиллюстрировать свою мысль на примере НДС.

В свое время, в 1954 году, французский экономист Морис Лоре, разрабатывая этот налог, определил, что НДС является налогом на потребление, включается в цену товара и уплачивается в бюджет как разница сумм, полученных от покупателя и уплаченных поставщику. Но – основным было то, что это налог на потребление. То есть если ты купил сырье и не произвел ничего или произвел, но не реализовал, – значит, ты сам и потребил это сырье, уплатив НДС. Да и принцип простоты администрирования требует признать тот факт, что пока результаты труда не реализованы, все затраты предпринимателя должны считаться его личным потреблением.

Следовательно, к вычету можно взять только ту сумму НДС, уплаченную поставщику, которая не превышает сумм НДС, полученных при реализации товаров (работ, услуг). Остальное должно «ждать» своего времени. При этом, конечно же, нет необходимости выстраивать умопомрачительную систему контроля увязки приобретенных сырья и материалов с реализованной продукцией (работами, услугами). Котловой метод исчисления НДС должен быть, но не должно быть возмещения при обороте на внутреннем рынке.

Это логика налога.

Сейчас же налогоплательщик сначала возмещает ВСЁ, что он уплатил поставщикам (а жулики – даже то, что никому не платили), а потом уже уплачивает всё, что поступило при реализации товаров (работ, услуг). И тут возникает огромный соблазн минимизировать последнюю сумму за счет новых «закупок».

В результате, добиваясь сиюминутных выгод для одного, пусть даже достаточно широкого круга налогоплательщиков, все вместе, вся экономика в целом – мы несем стратегические потери от стремления многих злоупотребить правом, воспользоваться предоставленной возможностью.

Вышеуказанное наслаивается на сверхлиберальное российское законодательство о государственной регистрации юридических лиц. В результате каждый конкретный гражданин несет конкретные убытки, на каждом шагу сталкиваясь с «фирмами-однодневками», структурами особого назначения (special purpose entities – SPE), созданные в первую очередь в целях минимизации НДС.

Я считаю, что бороться с этими образованиями (их даже фирмами назвать сложно) необходимо в первую очередь через НДС, а уже потом через закон о госрегистрации юридических лиц, административный или уголовный кодекс. Как говорится, «чем породил, тем и убью».

Третьим принципом в совершенствовании налогового законодательства должен быть принцип адекватности предлагаемых изменений сложившимся общественным отношениям, обычаям делового оборота или прогрессивным направлениям развития указанных отношений.

И этот принцип должен неукоснительно соблюдаться при развитии системы налогообложения физических лиц.

Положительным примером такого подхода в реализации налоговой политики могут служить нормы, регулирующие налогообложение транспортным налогом транспортных средств, «проданных по доверенности». Когда принималась глава 28 НК РФ, было учтено, что на то время в деловом обороте на вторичном рынке повсеместно использовалась не прямая купля-продажа транспортных средств, а завуалированная – через выдачу генеральной доверенности (с правом распоряжения транспортным средством) и передачу причитающихся денежных средств без официального оформления. Введение нормы, признаваемой налогоплательщиком по таким транспортным средствам фактического пользователя, позволила «мягко» провести реформу законодательства о транспортном налоге, а временность этой нормы позволила нивелировать такую практику продажи транспортных средств.

Что касается предоставления гражданам возможности участия в контроле за уплатой налогов или в определении целевого поступления налогов, то тут, на мой взгляд, важно предоставить физическому лицу право самостоятельно определять целевое направление поступления части налога на доходы физических лиц и страховых взносов во внебюджетные фонды.

Сначала несколько слов об НДФЛ.

Думаю, что действенным механизмом контроля за полнотой исчисления и уплатой НДФЛ было бы предоставление физическому лицу (налогоплательщику) права определять целевое назначение части НДФЛ, удерживаемого и перечисляемого налоговым агентом.

Можно было бы разрешить по заявлению физического лица, скажем, 10% от удержанного из его дохода суммы НДФЛ направлять либо в доход муниципалитета по месту жительства этого физического лица, либо на расчетный счет конкретного прихода одной из пяти официальных конфессий. И не надо этого бояться или недопустать по атеистическим соображениям. С чисто прагматической точки зрения указанное позволит, опираясь на развивающиеся прогрессивные общественные отношения, построить контроль граждан за полнотой налогообложения их доходов у налогового агента, с одной стороны, и через граждан, их волеизъявление, поддержать развитие (восстановление) в нашей стране традиционных конфессий, обеспечивающих, в конце концов, для государства граждан с прочным «внутреннем стержнем». Перечень их приходов на сегодня устоялся и ограничен. Кроме того, он может быть утвержден Правительством Российской Федерации вместе с банковскими реквизитами по представлению высшего органа управления конкретной конфессии.

Расчеты показывают, что таким образом физическое лицо может распорядиться суммой в размере 4 897 в год (при отсутствии у него детей) и 3 026 рублей в год (при наличии у него двух детей) при ежемесячном доходе в размере 38 000 рублей. Уплаченные суммы могут быть учтены у налогового агента как вычеты при расчете сумм налога, подлежащих перечислению в бюджет. Да и сами эти суммы могут перечисляться целевым образом через федеральное казначейство.

К слову сказать, институт определения физическим лицом направления части сумм удержанного у него налога в межбюджетных отношениях заслуживает отдельного рассмотрения. В настоящее время имеются существенные вопросы к межбюджетным отношениям при неравномерном распределении расположения промышленности (рабочих мест) и мест компактного проживания населения в разных муниципальных образованиях. Данную проблему межбюджетных отношений не удается решить в рамках классического «бюджетного кодекса» (предлагаются, например, такие экзотические способы, как отрицательные трансферты), однако можно решить в рамках налогового законодательства за счет указанного института.

О страховых взносах.

Конечно же, необходимо несколько слов сказать о страховых взносах во внебюджетные социальные фонды. И, несмотря на то что взносы не идут в бюджетную систему, изменения политики их начисления и уплаты серьезнейшим образом сказываются на доходной части бюджетов, поскольку исчисляются они от фонда оплаты труда и самым серьезным образом влияют на легальность (прозрачность для контролирующих органов) ведения бизнеса да и на саму предпринимательскую активность.

С 1 января 2011 года страховые взносы состоят из платежей в ПФ РФ в виде 20% страховой части и 6% накопительной части; в ФОМС – в виде 3,1% в ФФОМС и 2% в ТФОМС; а также в ФСС в виде 2,9 процента. Итого 34 процента. Расчет в течение года ведется нарастающим итогом, и взносы перестают взиматься, когда доход сотрудника за год превышает установленный лимит в 463 000 рублей.

С 1 января 2012 года ставки страховых взносов значительно снижены в соответствии с законом, принятым по инициативе Правительства РФ. В соответствии с нововведениями, помимо снижения общего тарифа до 22% (в пределах установленного лимита базы для начисления страховых взносов), не все уплаченные суммы будут поступать на индивидуальные счета застрахованных лиц. Часть из них пойдет на выплаты, например, фиксированного базового размера трудовой пенсии и выполнение других социальных обязательств (солидарная часть).

В дополнение к уже принятым нормам я бы предложил введение норм, обеспечивающих «народный контроль» за полнотой обложения взносами заработной платы сотрудников. «Народный контроль», в данном случае, можно обеспечить, позволив по заявлению работника страховую часть платежей в ПФ РФ направлять не в «общий котел» ПФ РФ, а на личные пенсионные счета родителей (опекунов) работника для выплаты этих сумм в следующем месяце в полном объеме. То есть можно построить систему, при которой каждое физическое лицо в явном виде уже сегодня могло бы участвовать в содержании своих собственных стариков.

Если при снижении страховых взносов до 26% страховая часть платежей в ПФ РФ уменьшиться до 12%, то ежемесячная доплата (увеличение пенсии) одному из родителей (опекуну) за счет средств работающего сына (дочери) с ежемесячной заработной платы в 19 000 рублей составит 2 280 рублей.

Заинтересованность лица в текущем достойном содержании своих (родных) стариков будет являться самым мощным стимулом контроля за полнотой начисления страховых взносов. Кроме того, данные предложения в явном виде будут способствовать «связи поколений», с одной стороны, и стимулом иметь более (возможно, даже значительно более) двух детей, начисления на заработную плату которых обеспечивали бы обоих родителей в будущем. 

Говоря о возможных совершенствованиях налога на доходы физических лиц, не могу не сделать небольшое отступление по очень важному, на мой взгляд, вопросу придания этому налогу большей социальной справедливости.

Я, как практик в области налогового администрирования, являюсь противником введения прогрессивной школы НАЛОГОВЫХ СТАВОК налогообложения доходов граждан. Кроме как к усложнению, значительному усложнению администрирования, а следовательно, к дополнительным расходам государства, это ни к чему не ведет. Дело в том, что поставленная задача по существенной дифференциации налогообложения по уровню дохода (придание налогу «социальной справедливости») решается через развитие системы НАЛОГОВЫХ ВЫЧЕТОВ. Социальные и имущественные налоговые вычеты не являются предметом рассмотрения настоящей статьи, основные резервы в этом направлении находятся в развитии института стандартных налоговых вычетов. С точки зрения администрирования это никак не увеличит расходы государства. Зато обеспечит решение поставленной задачи.

Всё, что необходимо сделать, – это увеличить стандартный налоговый вычет до уровня минимального прожиточного минимума в конкретном субъекте Российской Федерации.

Даже сегодня, при крайне низком уровне стандартных налоговых вычетов, налоговое законодательство, имеющее плоскую шкалу налоговой ставки, обеспечивает прогрессивность налогообложения. У граждан с небольшими доходами за счет стандартных налоговых вычетов сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, меньше, чем у граждан с высокими доходами, чем обеспечивается некоторое экономическое «преимущество» малообеспеченных граждан. Но прогрессивность налогообложения доходов граждан через стандартные налоговые вычеты должна быть более выраженной.

Увеличивая стандартный налоговый вычет до 6 609,54 рубля для самого налогоплательщика и до 5 995,19 рубля на каждого его ребенка (предположим, что в конкретном субъекте РФ установлены именно такие значения прожиточного минимума для трудоспособного населения и для детей, соответственно), мы получаем, что доходы малообеспеченных слоев населения, имеющих детей, фактически не будут облагаться налогом на доходы физических лиц.

При этом совершенно не оправдано ограничение по применению стандартных налоговых вычетов из совокупного дохода налогоплательщика. Это усложняет налоговый учет для граждан и работу налоговых органов по администрированию и расчету налога, так как необходимо постоянно отслеживать размер этого самого совокупного дохода, с одной стороны, и ежегодную индексацию предельного уровня совокупного дохода, с другой. Излишние действия не вносят ясности и «справедливости» в налогообложение, а решение проблемы возможных потерь государства от отмены ограничений рассмотрим ниже.

Как показывает расчет, налогоплательщик, имеющий доход в 19 000 рублей в месяц, у которого на иждивении имеется два ребенка, при указанных выше условиях будет платить НДФЛ в размере 624 рубля в год (!), или по 0,27-процентной эффективной налоговой ставке. При этом тот же налогоплательщик, имеющий доходов в 76 000 рублей в месяц, при том же количестве детей, заплатит НДФЛ уже в размере 89 544 рубля в год, или по 9,8-процентной эффективной налоговой ставке. А налогоплательщик с доходом в 700 000 рублей в месяц заплатит уже 1 062 984 рубля налога в год, или по 12,7-процентной эффективной налоговой ставке.

Разве это не дифференциация?

Лица, не имеющие детей, будут нести более существенную налоговую нагрузку. Так, налогоплательщик с ежемесячным доходом в 19 000 рублей заплатит уже 19 329 рублей в год, или по 8,5-процентной эффективной налоговой ставке. Налогоплательщик с 76 000 руб. ежемесячным доходом – 108 249 рублей налога, или по эффективной налоговой ставке уже в 11,9 процента. А налогоплательщик с доходом в 700 000 рублей в месяц – 1 081 689 рублей налога, или по 12,9-процентной эффективной налоговой ставке. Вот вам и «налог на бездетность», с другой стороны.

При этом проблему выпадающих доходов бюджета субъекта и муниципального образования можно решить двумя способами. Самый простой и прямолинейный – это увеличение уровня плоской шкалы налоговой ставки, предположим, до 15% или даже до 17 процентов. Второй – это введение в НДФЛ института «минимального налога» на доходы физических лиц для работодателя.

Институт «минимального налога» не является новацией в налоговом законодательстве. Этот институт используется при исчислении налога при упрощенной системе налогообложения, а также при расчете взносов на обязательное пенсионное страхование. Новацией в данном случае является предложение определить работодателя в качестве налогоплательщика минимального налога в рамках НДФЛ. Необходимо иметь в виду, что законодательство Российской Федерации о налогах и сборах ни прямо, ни косвенно не запрещает признать по НДФЛ в качестве налогоплательщиков не только лиц, получивших доход, но и лиц, выплативших доход физическому лицу.

Признав работодателя (юридическое лицо и индивидуального предпринимателя) в качестве налогоплательщика, определив ему в качестве объекта налогообложения тот же доход физического лица, который он ему выплачивает, определив сумму налога, которую он обязан уплатить в бюджет как минимальный налог, равный 13% от минимальной заработной платы, установленной в конкретном субъекте Российской Федерации, на каждое физическое лицо, получившее доход в конкретном месяце, вне зависимости от условий труда, норм выработки и других оснований, мы минимальными усилиями разрубим целый узел проблем налогового администрирования НДФЛ и, что более важно, сформируем доходную часть местных бюджетов в прямой зависимости от количества рабочих мест в конкретном муниципальном образовании.

На первый взгляд, предлагаемый минимальный налог для работодателя в виде некоего «подушного налога» выглядит несколько несправедливым, и «хочется» ввести целую серию коэффициентов, учитывающих разные нюансы условий найма и труда (совместительство, сменность, неполный рабочий день, количество отработанных дней и т.д.). Но этого делать нельзя. Во-первых, сумма минимального налога на одного работника и так минимальна и составит всего около 741 рубля в месяц. Во-вторых, при указанном выше стандартном налоговом вычете для физического лица в размере прожиточного минимума полностью теряется стимул к сокрытию заработной платы у абсолютного большинства лиц, работающих по найму. В-третьих, полностью снимается стимул выстраивать схемы по минимизации уплаты налога с использованием указанных «особых» условий труда работника. В-четвертых, окончательно уйдет в прошлое такое понятие, как «заработная плата сотрудника на руки».

Введение минимального налога на доходы физических лиц, уплачиваемого работодателями, эквивалентно 3,9% «социального налога» (страховых взносов на обязательное страхование, уплачиваемых именно работодателем). Это необходимо учитывать, снижая указанные взносы.

Заключение

В заключение хотелось бы отметить, что озвученные в данной статье предложения по усовершенствованию НДФЛ и страховых взносов являются новацией и могут плохо восприниматься при первом ознакомлении. Конечно же, данные предложения требуют расчетов на макроэкономических показателях. Но стоит всё же обратить внимание на то, что данные предложения продуманы, практически реализуемы и при сохранении доходов бюджетов в большей мере направлены на достижение результатов общественно-социального характера.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

Прогрессивно мыслите!
Но не понятно "народившийся в России средний класс" это кто? Структура в социуме не определённая и зависит от того, к какой категории человек себя и свой уровень доходов сам причисляет. По внешнему виду города и области как-то не верится, что здесь живет "средний класс". Средний класс отличает понятие, что красота, порядок и опрятность в содержании места нахождения имущества увеличивает его (имущества) стоимость.

Валерий Галактионов

Критик
11.02.2012

Оставить свой комментарий