Слуга народа

 
Интервью после отставки автор: Дмитрий Зеленин
В политике ради известной цели можно заключить союз даже с самим чертом - нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт тебя.
Карл Маркс

16 июня 2011 года Президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ «О досрочном прекращении полномочий губернатора Тверской области».
Правление Дмитрия Вадимовича Зеленина запомнилось глобальным ростом цен на недвижимость, тарифов на электричество, установкой безликого памятника Михаилу Тверскому на Советской площади (бывшая Полуциркульная) - убившей градостроительный замысел архитектора Петра Никитина, лишением жителей Твери возможности выбирать Главу города прямым всенародным голосованием, назначением на пост сити-менеджера г-на Толоко – разбазаривающего городской бюджет в непроходимом от снега городе на рекламу: «А город то убирают!», увеличением в 5 раз количества чиновников областной администрации, и прочими «свершениями».
К положительным примерам правления Дмитрия Зеленина можно отнести создание ряда областных программ направленных на повышение инвестиционной привлекательности региона, участие области в различных программах финансируемых федеральным центром, привлечение денег Всемирного банка на ремонт Императорского дворца и финансирование программы придания исторического облика набережным и улицам Твери, а так же попытки позиционировать Тверскую область, как один из культурных центров России. В отличии от своего предшественника г-на Платова, Дмитрий Зеленин не имел вредных привычек отрицательно сказывающихся на работе, и производил впечатление современного, хорошо образованного руководителя.
 
Любое государство должно опираться на разные социальные группы, а у нас нет ни одной, безусловно поддерживающей власть. Попытки что-то предпринять в этом направлении все время делаются, пока безуспешно – никто не уважает государство.
 

– Дмитрий Вадимович, вас не смущает, что после отставки вы даете интервью журналу, который никогда не финансировался администрацией области и не напечатал ни одного сообщения управления информационной политики вашей администрации?

– Никаких проблем. Раньше количество таких интервью было больше, но вообще-то – так и должно быть. СМИ должно существовать за счет рекламы, а формировать собственный имидж и востребованность у читателей нужно исходя из интересных тем. Если мне (как бизнесмену в будущем) нужна какая-то реклама, я ее заказываю. А если реклама не нужна, но есть взаимно интересная тема, – так это еще лучше: значит, можно будет озвучить какие-то неожиданные моменты.

– Вы стали губернатором Тверской области, победив на выборах, а потом были переназначены президентом. На что было потрачено больше усилий и средств?

– Конечно, на выборы. Если ты востребован в системе государственной власти, тебя просто переназначают. А выборы – это совершенно другое.

– Много было управленцев, которые хотели бы быть назначенными на ваше место?

– Если честно, немного.

– А лично вы – за выборы или за назначения губернаторов?

– Это сильно зависит от текущей политической и экономической ситуации в стране: на одном этапе нужны выборы, на другом – назначения. С другой стороны, огромное значение играет преемственность власти и решений. Делать резкие движения крайне нежелательно – люди начнут опасаться, что правила игры могут быть изменены в любой момент. Когда нет стабильности, не остается места и для перспектив.

Сейчас, да и пять лет тому назад, России нужна власть. Огромная территория, большое количество внешних угроз, копившиеся десятилетиями внутренние проблемы, очень разные в экономическом, национальном и социальном планах регионы… Чтобы выжить, нам нужно не только единоначалие, но и единообразие. Поэтому я считаю, что при нынешнем развитии экономики страны назначение губернаторов обоснованно.

– На ваше место назначают человека из другого региона, который, как я полагаю, имеет свое, отличное от вашего, мнение о тех задачах и программах, которые необходимо осуществить на территории Тверской области. Губернатор Шевелев вряд ли будет продолжателем дел губернатора Зеленина.

– Дело не в персоналиях. Государство как таковое сильно тогда, когда структура власти (система администрирования, решения бюрократических и антикоррупционных задач) отлажена настолько, что, кто бы ни встал во главе, он ее не изменит. Как в США: кто бы ни пришел к власти – республиканцы или консерваторы – в принципе, всё равно. Меняется политический вектор, быть может, внешнеэкономические приоритеты и стратегия развития, а машина – как работала, так и работает.

Кстати, в Тверской области эта система отлажена. Как и везде в России, работает с перебоями, но она есть. В качестве примера могу назвать системы соцзащиты и управления лесами, административно-техническую инспекцию и множество других направлений, которых раньше попросту не было или они не функционировали. Выстроен механизм, за который мне не стыдно: целевые программы, бюджет, взаимодействие с муниципалитетами – всё вместе можно считать хорошей рабочей машиной, к которой можно и нужно применять новые задачи. Уверен, что у Андрея Владимировича Шевелева имеются на этот счет свежие идеи: у него есть опыт, связанный не только с вице-губернаторством в Рязанской области, но и с работой в Государственной Думе. Он возглавлял подкомитет по страхованию, через который проходили все те качественные и современные законы, которые сейчас действуют в этой сфере. Поэтому я считаю выбор президента удачным.

– Лично меня очень радовали первые годы работы Дмитрия Зеленина в Тверской области. И в первую очередь из-за команды: в вашем окружении работали интеллектуальные и эффективные люди. К примеру, по количеству заключенных и выполненных инвестиционных договоров заместителю губернатора Андрею Лошакову не было и нет равных. А потом вдруг значимые роли стали играть весьма посредственные товарищи. Почему произошла такая смена курса?

– Это субъективный взгляд, совершенно точно. Я очень высоко оцениваю Лошакова и Бершадского, но люди должны быть востребованы не только в системе управления и узких социальных группах – они должны быть востребованы вообще. Если их не принимает общество, какие бы замечательные идеи ими ни предлагались, никто не будет их реализовывать, и любое решение пойдет во вред.

А ошибки могут быть у кого угодно. Помните, как СМИ цитировали фразу Бершадского: «Субсидии сельскому хозяйству – укол в протез»? Вообще-то, исторические слова произнес другой человек, а Бершадский всего лишь прокомментировал, но записали за ним. Тем не менее: спалился – значит спалился. Человек может быть неправильно воспринят, это происходит регулярно.

Нам удалось успешно пережить финансовый кризис, не потеряв ни рубля в налогах, мы сумели преодолеть кризис сельского хозяйства – последние три года нет уменьшения оборотов в отрасли (несмотря на то что подсобные хозяйства снижают активность) – это хорошие показатели. Просто разные люди востребованы в разное время: на первом этапе, когда системы управления не было вообще, требовались одни, когда она появилась – другие. Но я бы не сказал, что состав моей команды качественно менялся.

– На пресс-конференции в момент своей отставки вы назвали такие достижения, как лагерь «Селигер», фестивали «Нашествие» и «Верь в Тверь»…

– «Музыкальные вечера на Селигере», Берново… Ну, не было раньше в Князеве двухдневных Лемешевских гуляний!

– Согласен, на уровне праздников или фестивалей в Тверской области есть прогресс. Но экономика области и благосостояние живущих здесь людей на 34% зависят от машиностроения, на 20% – от энергетики, 20% - от торговли и т.д., а не от «Селигера».

– В 2009–2010 годах по объему инвестиций мы обогнали Калужскую область. Сейчас в работе около 30 проектов (и не только те, которые были заложены ранее), из них может не запуститься половина, это нормально. Если говорить о самых крупных и реальных, совсем скоро откроются предприятия «Shell» и «Paulig». Получит дальнейшее развитие «ИПФ-АГРО»: будет налажено производство картофеля в Лихославльском районе. Невзирая на трудности, начинает строительство третьей очереди лесообрабатывающее предприятие «СТОД». В последние годы были подписаны договоры с крупнейшими сетями автозаправок. А что такое современная автозаправка? Кафе, магазин, стоянка, несколько топливных систем и 50 человек персонала. Каждый такой договор рассчитан на 15–20 автозаправок (по 5–6 в год). За 2011 г. только компания «ТНК–ВР» трудоустроила 250 человек. Вообще-то, по нынешним временам, – крупное предприятие! Не стоит забывать и о том, что последние два года цены на бензин в регионе ниже, чем в Московской области, а 5–6 лет назад было наоборот. Да, это инфраструктурный проект. Ну и что? А для многих сельских поселений автозаправка – самое настоящее градообразующее предприятие! Все это вопросы сегодняшнего дня, а не позавчерашнего.

– Фестивали «Верь в Тверь» и «Нашествие» будут жить после отставки губернатора Зеленина?

– А знаете, для чего они нужны? Для того же, что и Олимпиада: чтобы посмотреть, «правильной ли дорогой идем, дорогие товарищи» в том или ином виде спорта.

Ведь что такое «Дельфийские игры»? Смотр талантов. В этом году тверская команда (как представитель принимающей стороны) была в пять раз больше, чем любая другая, и это позволило большему количеству наших ребят продемонстрировать свои умения, а педагогам увидеть, правильно ли они воспитывают одаренных детей. Лагерь «Селигер» – то же самое: на самом деле молодежи нет дела до его политической подоплеки, они едут демонстрировать себя, с готовыми проектами и планами по их осуществлению. Ониспособны на креатив – именно этого стране так сильно не хватает.

Регионам необходимо самим инициировать площадки, где молодежь могла бы демонстрировать себя. Любой местный музыкальный коллектив может выступить на «Нашествии» – достаточно обратиться за помощью, чтобы попасть на альтернативную сцену. То же и с Маратом Гельманом и фестивалем «Верь в Тверь»: раньше наши молодые художники не умели оформлять свои выставки – им показали, как это делается и что на этом можно заработать, чтобы хотя бы окупились издержки. Одно дело ехать за опытом в Пермь (сколько человек могут себе это позволить?), и совсем другое – увидеть всё здесь. Вот так мы и прорвемся!

– Готов подписаться под каждым вашим словом. Но всё это будет работать без вас или нет?

– Это вопрос к вам, при чем здесь я? Мое дело – запускать проекты. Теперь уже – другие: общественные и коммерческие, которые я и буду осуществлять. А политические – не буду.

– Можно задать вам пару неприятных вопросов?

– Задавайте самые жесткие, у меня нет запрещенных тем.

– Мнение большинства людей, которых я знаю, выражает Дмитрий Быков в своем опусе «Ананасы в червях», когда предполагает, что «Тверь не любит «Единую Россию» и посему губернатор Зеленин отправлен в отставку.

– Тверь – самостоятельная территория, она всегда была самостийной. Либо замыкалась в себе и тихо плевала на всех, либо раскрывала свои эмоции и давала им некий выплеск. Я постарался своими действиями это внутреннее возмущение хоть как-то раскрыть, с точностью до скандала и революции. Я считаю, что это освобождает людей, дает им не только высказаться, но и самореализоваться. И это было моей основной задачей. Если для этого нужно как-то по-другому выступать на выборах – нет вопросов! Иметь «Нашествие», «Верь в Тверь» и «Селигер» на территории – мы это обеспечим! Но и вы сами, как-нибудь, вместе с выплеском эмоций дайте таланты и их реализацию! А возмущение тверитян существующим строем и взаимоотношением с главенствующей Москвой было всегда.

– Да, но губернатор при этом становится разменной картой между Москвой и населением…

 – Готов сжечь себя во благо Тверской области! (смеется – ред.)

– Про должности и посты: говорят, «вход стоит рубль, а выход – два». Согласны?

– Конечно, только всё определяется не в деньгах, а в эмоциях. Я профессиональный человек и в должной степени владею этим навыком. Так что это не про меня.

– Есть такой человек – Владимир Грабарник, и еще несколько «солдат вашей армии», находящихся под следствием. Что будет с ними?

– Ну, Грабарник-то – давным-давно уже бизнесмен!

– Это обстоятельство не освобождает от уголовной ответственности.

– Тем не менее. Во все времена – наверное, с тех пор, как я поступил в институт –  людей, которых я знаю и уважаю (и которые, я надеюсь, уважают меня), было огромное количество. Я до сих пор общаюсь со своими одноклассниками и однокурсниками, встречаюсь с людьми из «НИАС», знаю, кто из них на что способен. Многие работали вместе со мной, в том числе и в Тверской области. Например, Ипотечный фонд ставил мой одноклассник, туда вложены его мозги и умения. Сейчас мы по ипотеке вторые в ЦФО – это его заслуга, он отладил систему.

Все эти люди никуда не деваются. Это мои знакомые, которых я привлекаю для решения различных вопросов. За последние 7–8 лет я приобрел большое количество друзей в Тверской области: многие из них гениальны, другие – талантливы, третьи – просто хорошие люди. Я с ними сотрудничал и буду продолжать это делать, а вот в каких ипостасях и в рамках каких проектов, покажет время. Но это не «мои» люди. Они работали на государство, на администрацию.

– Какие сегодня у вас планы?

– Самые замечательные. «Доброе начало», село, Ассоциация менеджеров, Федерация парусного спорта, бизнес-проекты. Я сейчас расставил приоритеты в интересах Тверской области.

– Политическая карьера закончена?

– На территории Тверской области – однозначно, а на территории РФ… (пауза – ред.) Если буду востребован. Ведь политика – это, в любом случае, востребованность.

– В последние годы Россия один за другим переживает разные периоды – стабилизации, модернизации… Что происходит сейчас? В чем бы вы могли реализоваться?

– Я уже реализовал себя как бизнесмен, управленец, госчиновник в Министерстве спорта, губернатор. И считаю, что на каждой из этих позиций принес какую-то пользу. Так будет и в дальнейшем.

Что же касается текущих экономических ситуаций, ничего у нас серьезно не меняется. Продолжается финансовый кризис, и государство развивается, следуя мировым тенденциям и, в первую очередь, настроениям общества (а не потому, что кто-то кем-то командует).

– А хорошо ли это – следовать настроениям общества и развиваться в социальных направлениях? У нас в области, по данным Госкомстата, 36% населения – пенсионеры. Любой бюджет, вместо того чтобы финансировать будущее (которое и так довольно ограничено количеством людей и ресурсов), убивается тем, что нужно раздать каждому по рублю.

– Неправильно думать, что пенсионеры «давят» нас вниз. Вообще-то, благодаря государственной политике они становятся людьми с неплохим доходом. Сейчас тверской пенсионер получает больше половины размера средней заработной платы в регионе. А цель – 60%. Это деньги, которые идут в торговлю и сферу услуг, развивая экономику области.

Пожилые – серьезные расходы для государства, но региону они полезны, так устроена система налогообложения. И даже если мы вспомним, что многие живут в сельской местности, куда нужно вести газ, электричество, доставлять продукты и т.д., всё равно это – проблемы, решаемые экономикой и бизнесом.

Другой вопрос – наличие трудовых ресурсов для решения инвестиционных, промышленных и прочих задач. Не хватает собственных – можно: а) переобучить своих желающих и безработных и б) пригласить и обеспечить дешевое размещение приезжих. Вот и все.

– В Твери есть предприятие, на котором трудятся 400 человек, а отчисления в бюджет составляют 2 млрд. рублей, и вагонзавод, где 9 тысяч работников… Несопоставимое количество человек на единицу производимого продукта и перечисляемых в бюджет денег, а вагонзавод отнюдь не худшее предприятие области…

– Работать эффективно – в интересах самих предприятий. А дело государства – иметь такую систему налогообложения, которая бы удовлетворяла потребности страны.

– Вы считаете, что нынешняя система налогообложения позитивно сказывается на развитии бизнеса?

– Ничего ужасного в ней нет. Хотя много и нехорошего. В целом, система отвечает многим текущим потребностям. Сколько там, 26% от валового дохода поступает в бюджет страны? Как и везде в мире. Ну да, социальный налог для малого бизнеса – решение идиотское. В целом же, менять ничего не нужно – есть другие первоочередные задачи, например, ЖКХ.

Налогообложение – государственная система, которая сейчас худо-бедно скомпонована. У нас есть полезные ископаемые и производство, между ними нужно найти баланс. Эти попытки постоянно предпринимаются. Кстати, Ходорковский «погорел», в том числе, на том, что стремился поменять систему сбора налога через пошлину: он считал так, государство – иначе, и это стало одним из направлений конфликта.

– Но сейчас по количеству жалоб от бизнеса лидируют не налоги, а тарифная политика. Огромный стопор для экономики, который даже не обсуждается: тарифы растут ежегодно, будто так и должно быть. Это нормально?

– Ненормально. Обязательно нужна инвестиционная помощь по всем тем направлениям, где эти тарифные решения могут быть локализованы.

К примеру, Тверской области нужна генерация электричества и тепла на торфе. Для нас это – супервыгодно. Но сдвинуть с мертвой точки большой камень очень трудно. Чтобы его свернуть, нужен импульс – от 2 до 5 миллиардов рублей. При этом тарифы на электричество и тепло тут же не станут другими, а только после того, как вся эта система заработает.

Тарифные решения – не нечто, данное Богом, а элементарное наличие или отсутствие субсидий со стороны государства. Производитель и поставщик переносит любое тарифное решение на потребителя. А в российском обществе очень сильны патерналистские настроения: подавляющее большинство граждан уверено, что государство им что-то должно, и в любой трудной ситуации многие проецируют проблему не на себя и не на бизнес, а на государство. Возмущение людей связано именно с этим. Другой вопрос – должны ли мы поддерживать малый бизнес? Вроде бы, должны. Рост тарифов сказывается в первую очередь на нем. Значит, поддержка должна быть еще круче. И если бы не было этих жестких патерналистских настроений у граждан, поддержка и развитие малого бизнеса и локальной энергетики решили бы все вопросы.

Ничего плохого в том, что из года в год поднимается тариф, нет. Всем же очевидно, что в любой стране мира за квартиру платят больше, чем в России! Более того, нам дано право не тратить на квартплату более 18% совокупного дохода семьи, получая субсидию. Т.е. мы виним государство, а оно нас защитило! Это просто… плохой пиар.

– Мы твердим о поддержке малого бизнеса, хотя наверняка понимаем, что если бы какое-нибудь предприятие, вроде «ДКС» или «Волжского пекаря», открыло новый цех, это принесло куда более ощутимые результаты в виде налогов, чем миллионы государственных субсидий, захороненных в предприятия малого бизнеса…

– Нет. Что продемонстрировал последний кризис? Весь малый бизнес выжил, появилось много нового, налоги выросли в полтора раза. Вывод: инвестировать выгоднее в малые предприятия.

– Но экономика региона держится на плечах «больших».

– Ну и что? Весь мир имеет до 40% налоговых поступлений от малого бизнеса, и везде он – основа экономики. Нам стоит, как минимум, изучить этот опыт. А вообще-то, можно и поверить на слово.

– Если верить мировому опыту, то нынешнею социально-экономическую ситуацию в России нельзя назвать нормальной.

– Я считаю ее критической в сфере социальных настроений людей. Другой плохой момент – чрезвычайно сильное опосредованное давление государства на бизнес. Две первостепенные задачи, которые нужно решать незамедлительно, остальное может подождать.

– А это не странная ситуация, когда люди очень разного уровня материального благосостояния и положения в обществе одинаково недовольны политикой, которая проводится в государстве

– Об этом я и говорю – это никуда не годится! Любое государство должно опираться на разные социальные группы, а у нас нет ни одной, безусловно поддерживающей власть. Попытки что-то предпринять в этом направлении все время делаются, пока безуспешно – никто не уважает государство.

Нельзя запускать реформы, которые длятся больше 8 лет. А сколько реформ мы начали? Вооруженные силы, ЖКХ, энергетика, здравоохранение, образование, полиция… Доказано, что по истечении восьмилетнего срока у людей появляется желание поменять схему проведения реформы, и всем поголовно кажется, что это правильно. Тот, кто задумал и начал претворять в жизнь изменения, спустя 8 лет работает уже в другом месте, над другими задачами. Например, Чубайс: сегодня его реформы меняют те, кто не стоял у истоков, не в курсе идеологии; новые люди вносят свои правки, исходя из того, что есть сейчас, а не из того, что было до старта реформы! Так нельзя. Сперва нужно доделать что-то до конца, подвести итоги, проанализировать их и только потом, если потребуется, начинать корректировку! К примеру, недавно приняли хорошее социальное решение – дали гражданам право выходить из ТСЖ. Вроде бы, что тут такого? Не нравится, как управляется дом – заключил прямые договоры с поставщиками услуг, и всё. Понятно и удобно. А по сути – крест на всей реформе ЖКХ! Было бы честнее сначала сказать людям, что она была ерундовая, а уж потом принимать такие решения!

– Мы с вами сейчас беседуем в «Доме архитектора Жоголева». Когда-то Алексей Евгеньевич занимал должность главного архитектора Твери, а выйдя в отставку, написал интереснейшую статью «Десять проектов, которые потрясут Тверь». Я не раз спрашивал, что помешало ему воплотить всё это в жизнь, находясь на муниципальной службе? Недостаток полномочий, отсутствие заинтересованности вышестоящих и т.д. Насколько я понимаю, у губернатора для решения региональных проблем тоже не хватает полномочий и заинтересованности старших товарищей? Этакое бездейственное безобразие…

– Почему безобразие? Чем меньше влияние губернатора, тем лучше – таковы законы мировой экономики.

– Это в Америке, а в России – не получается, ведь у нас каждый новый правитель – это новая страна. «Россия Путина» и «Россия Ельцина», СССР Горбачева, Брежнева, Сталина – разные государства! То же происходит на уровне руководства региона и даже отдельно взятого города…

– Нельзя осуществить все идеи сразу. Надо наметить приоритеты, которые вызывали бы доверие населения (не вызывают – придется уйти!). И не начинать все проекты и реформы одновременно, а браться только за то, что можно реализовать.

– Россия – стареющее государство, пожилым людям нужна обеспеченная старость, а не модернизация и сохранение империи, которую некому передать. Так, может, нам стоит перестать тешить свои имперские амбиции и, условно, не защищать Курилы, а отдать их Японии в обмен на обеспеченную старость?

– Вы спрашиваете меня или страну в целом? Лично я всегда понимал, что в Твери – одно количество молодых людей, а в деревнях – совсем другое. Просто не всегда можно реализовать то, что хочется. А вообще-то, такие мысли нужно доносить до государства и власти. Т.е. должна быть создана такая информационная система, когда некие желания населения высказываются власти, или избирается такая власть, которая отвечает потребностям населения.

– В данный момент такой системы у нас нет?

– Попытки ее создания предпринимаются во всем мире. Где-то удачные, где-то – не очень. Все это измеряется социальным настроением: когда оно неправильное или не соответствует настроениям власти, происходит революция.

– На ваш взгляд, какие сейчас нужно делать шаги, чтобы погасить это нарастающее недовольство?

 – Это очень серьезный вопрос. Есть несколько вариантов решения, и я затрудняюсь отдать предпочтение какому-то одному.

Мы часто говорим о поиске некой «национальной идеи». На мой взгляд, она проста: нужно добиться того, чтобы люди поняли, что государство их защищает, и безоговорочно верили ему. Как – через Народный Фронт или через выборы – дело вкуса. Но население должно доверять не человеку, а государству в целом. А ситуация, когда высокий рейтинг в огромной стране имеют всего два человека, быстро заведет нас, как минимум, в тупик.

Если называть конкретные шаги, первое, что нам нужно, – ротация. Например, губернаторов или министров. Эта мера исправляет ситуацию, невзирая на персоналии и на то, надо ли было вообще кого-то менять. Второе – необходима более четкая и внятная информационная политика. Количество негатива и хамства, которое выплескивается на нас из телеящика, запредельно. И дело не в том, что надо скрывать негатив. Просто люди должны видеть выход, иметь выбор, куда им идти. Это тоже облегчение ситуации.

– Вы полагаете, что негатив к власти – проблема чисто психологическая?

– Нет. Я считаю, что правительство должно делать то, что нужно стране и населению. Вопрос только в том, чтобы эти потребности каким-то способом оказались донесены до власти.

– Я не замечал, чтобы Владимир Владимирович шел на поводу у общественного мнения. 

– По-разному. Например (в отличие от многих своих европейских коллег), он ни разу не принял непопулярного решения. Исходя из чего? Из интересов народа или из собственной идеологии?

– Т.е. ваша отставка есть воплощение интересов народа? 

– Об этом судить вам. В приходе нового губернатора нет ничего плохого – и есть масса положительного. 

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК