Культура

 
Физики и лирики автор: Марат Гельман

Я не аналитик и очень часто действую интуитивно: вопрос, на который чаще всего я отвечаю, – «как», а не «что» сделать. В самом начале работы над проектом «Сколково» (в котором я вхожу в Градостроительный совет, и я знаю о нем не просто на обывательском уровне) мне в голову пришла мысль, что нужно делать некую «гуманитарную» альтернативу, потому что шансы на успех у нее – в разы выше. А сейчас, когда мы, совместно с компанией «Интеррос», вплотную занимаемся реализацией этой идеи в Завидове, я уверен: мы предлагаем стране «пилотную», универсальную модель развития территории.

Аналог «Силиконовой долины», «Сколково» и гуманитарный проект «Завидово» – вечный «спор физиков и лириков». И вопрос тут не в том, кто круче или важнее для страны, а в том, у кого получится.

Возьмем для примера iPad и книгу «Гарри Поттер» Джоан Роулинг. По сути, и то и другое – инновации, которые заработали миллиарды. Представьте себе, что в России есть две группы людей: одни хотят сделать российский вариант планшета, способного конкурировать с iPad, а другие – создать нового популярного героя, «величиной» с Поттера. В чей проект вы верите больше? Я – однозначно во второй. Просто потому, что в области научно-технического прогресса мы вынужденно конкурируем с универсальным (второй iPad не нужен!), а в творчестве – говорим об уникальном, т.е. уходим от конкуренции в принципе.

Одна из самых слабых сторон существования наших городов – отсутствие развитой инфраструктуры. Но если мы будем делать ставку не на научно-технический прогресс, а на гуманитарные новации, то проблема окажется не столь острой. Во всём мире культурная инфраструктура давно научилась использовать остатки индустриального прошлого, такое возможно и в России, пример – новая жизнь, которую мы даем зданию Речного вокзала в Твери.

Другая беда страны – низкая производительность труда. На изготовление обычного галстука, который мы покупаем в магазине за $25, в Китае тратят $5, а у нас – $20, и когда китайцы снижают розничную цену до $15, наша экономика умирает. Но если галстук – дизайнерский, он стоит $200, и сколько ты потратил на его пошив, уже никого не волнует! Иными словами, креативная экономика позволяет отрывать цену от стоимости!

Третье, что сильно мешает нам жить и развиваться, – отсталость. Но культура – среда свободного обмена, и если в науке и технологиях можно фиксировать отставание на 10–15 лет, то в этой сфере даже говорить об этом абсурдно. Новый дизайнер легко адаптирует всё, что было сделано на него, а копирайт фиксируется на готовое изделие, а не на процессы и технологии.

Сегодня город из «места, где люди работают» постепенно перевоплощается в «место, где люди проводят свободное время». Территории начинают конкурировать за жителей, которым нужен интересный культурный досуг, а искусство превращается в бизнес по обслуживанию свободного времени – мощный территориальный бизнес! И если мобильность россиян пока еще низка, то завтра она вырастет, и момент для территории будет навсегда упущен. В этом смысле весьма показательна ситуация в Твери: две столицы десятилетиями «вымывают» из города самую подвижную и творческую часть населения…

Весь мир живет в постиндустриальном обществе, и Россия не может игнорировать этот факт. Самый крупный налогоплательщик в Англии – женщина, создавшая «Гарри Поттера», а совокупная стоимость работ Пабло Пикассо превышает стоимость «Газпрома». Целые страны зарабатывают на туризме. А в США, с которыми мы подсознательно продолжаем конкурировать за технологии, доходность культурных индустрий сравнялась с доходностью авиастроения еще в 1998 году. В Европе рост культурного и творческого сектора на стыке XX–XI вв. превысил 19,7% (при этом общий рост экономики ЕС составил всего 7,4%). У иностранцев, приезжающих в Лондон, порядка 10% расходов связаны с культурой или искусством…

В России же никто не живет за счет культурного капитала. И только в Санкт-Петербурге убыточные, дотационные предприятия кормят город: толпы туристов, оставляющие деньги в отелях, такси и дорогих кафе на Невском, приезжают, чтобы побывать в «Эрмитаже» и Русском музее. Модель завтрашнего дня страны… В выигрыше окажутся те города и регионы, которые поймут это быстрее других.

По оценкам международных экспертов, потенциально наша страна располагает вторым по численности (после США) креативным классом в мире – порядка 13 миллионов человек. Но роль, которую сегодня играет этот класс в жизни общества, ничтожно мала. Между тем, в намеченном экономическом прорыве, в модернизации у нашей политической элиты наметился крен: бытует убеждение, что во главу угла надо ставить инженера. Но мы должны признать, что модель «Силиконовой долины» уже устарела, а в классической системе взаимодействия двух стейкхолдеров – ученого и бизнесмена – давно появилась третья значимая фигура – дизайнер.

У творческих людей больше шансов преодолеть отставание. Недаром два самых быстрорастущих бизнеса в России – «Смешарики», созданные людьми искусства, и Яндекс, произведенный филологами и чистыми гуманитариями. В этой связи нам стоит пересмотреть роль искусства, потому что сегодня оно может решить главную задачу – воспроизвести людей нужного типа. Ведь главная проблема модернизации – отсутствие предпринимателей-модернизаторов, которые по своему типу очень близки художнику (человек, планирующий открытие ресторана или создающий новый гаджет, – такой же творец). И если мы хотим, чтобы в стране было много «новых» предпринимателей, надо переместить художника из разряда «профессиональных нищих» в сферу «социального лидерства», чтобы он стал примером для остальных.

Мы все давно находимся в новой реальности, но почему-то отказываемся в нее верить. И упорно создаем «Сколково». Отчасти неверие объяснимо: из индустриального общества весь мир шагнул в постиндустриальное, а мы – тихонько пятимся назад, в феодальное. Приоритеты государственных деятелей по?прежнему – в справедливом распределении денег от продажи природных ресурсов, а когда нам с вами говорят, что, мол, надо помочь промышленности, мы даже не задумываемся, а действительно ли так? Руководитель любого ранга «на публику» всегда согласен, что без культуры – никуда, но как только дело доходит до бюджетного процесса, искусство вновь и вновь оказывается в аутсайдерах. И замыкается цепочка: в отсутствие культурного роста мы не получаем предпринимателей-модернизаторов, они не меняют экономику, и мы отстаем…

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

Все верно:
Отрицание истины не есть ложь: то иная - истина, перпендикулярна первой.
Отрицание иной истины, не есть ложь: то - иная истина, перпендикулярна отрицаемой.
По Конфуцию когда кругозор сужается до точки, человек называет эту точку - точкой зрения.

Олег Басаргин

05.07.2011

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК